О последствиях разрыва отношений с ЕС: экономика

О последствиях разрыва отношений с ЕС: экономика

Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил о возможности разрыва отношений с Европейским Союзом. Когда я это услышал и убедился, что смысл сказанного был именно в этом, что бы там потом не говорили о вырванности из контекста и пр., то сразу вспомнил, как еще совсем недавно, лет 10 тому назад, Россия активно продвигала идею безвизового режима со странами ЕС. И это тогда не казалось какой-то запредельной фантазией. Да, как же далеко мы уже ушли…

Ну, а второе, о чем подумалось, так это о том, что для России значил бы разрыв со странами ЕС с экономической точки зрения.

Давайте посмотрим, что значит ЕС для России во внешней торговле, и что значит Россия для ЕС во внешней торговле.

Итак, по данным ФТС (Федеральной таможенной службы), доля стран ЕС в экспорте из России за январь—ноябрь 2020 года составила 41,1%. Аналогичный показатель России в экспорте из стран ЕС, по данным Евростата, за тот же период составил 4,1%. То есть Россия для ЕС в 10 раз (!) менее значима, чем ЕС для России с точки зрения экспорта.

По импорту, картина, в принципе, схожая. Доля ЕС в импорте в Россию за январь—ноябрь 2020 года — 35,4%. Доля Россия в импорте ЕС — 5,5%. Здесь ситуация чуть лучше для России исключительно из-з того, что ЕС покупает у России много сырьевых товаров: нефть, газ, уголь, алюминий и пр. Все осталось по-старому: мы — сырьевой придаток Европы. Многолетнее слезание с нефтяной иглы провалилось.

На что еще важно смотреть, когда пытаемся оценить важность внешнеторговых отношений с той или иной страной (группой стран)? Важно смотреть на баланс внешнеторговых отношений. Если страна экспортирует больше, чем импортирует, то это очень выгодное внешнеторговое сотрудничество. Так вот, в последние годы внешнеторговый баланс устойчиво складывался в нашу пользу: примерно на сумму в 50 млрд евро ежегодно (по итогам 2020 года будет, по-видимому, поменьше). О таком сотрудничестве можно только мечтать. На что надеются? На Китай, по отношению к которому мы тоже стали сырьевым придатком?

Но доля Китая во внешнем торговом обороте России примерно в 2 раза меньше по сравнению со странами ЕС. Он никак не заменит такого супервыгодного торгового партнера, как Европейский Союз.

Мы очень маленькие по сравнению с ЕС, и не надо надуваться, не имея на то оснований.

Россия во внешней торговле на порядок менее значима для ЕС, чем Европейский Союз для России. А ведь торговлей все экономическое сотрудничество не исчерпывается. Есть еще сфера инвестиций, к примеру.

Если мы и вправду готовы разорвать отношения с ЕС, то для российской экономики в результате этого будут катастрофические последствия. Это будет такой самострел, что расхлебывать его последствия мы будем очень долго.


Игорь Николаев

Источник


Автор Игорь Алексеевич Николаев — доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики, директор Института стратегического анализа.

Фото: Алексей Меринов.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
926
2897
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика